Записная книжка (vlad_bo) wrote,
Записная книжка
vlad_bo

Любимые цитаты

               С. Лукьяненко. «Мальчик и тьма.»

Посмотри  на  хорошую картину — и увидишь, что глаза у людей могут светиться. Посмотри на  того, кто тебя любит. Посмотри на ребенка или на старика. Это  свет,  который  в тебе. У кого-то он виден всегда, а некоторые его гасят всю  жизнь.


Я раньше думал, что  это  очень  хорошая  черта быть простым и открытым, а теперь  понял:  когда  у  человека  нет  внутри никакой тайны, ни плохой, ни хорошей, то он делается как неживой.


— Верить и любить, — словами Солнечного котенка ответил я.  —  У  нас нет ничего, кроме веры и любви, Алк. И не было никогда ничего другого.
 

               С. Лукьяненко. «Императоры Иллюзий» ("Кей Дач" #2)

— Мир потрясают те, кто втоптан в грязь. С Олимпа можно  лишь  метать молнии.


     — Зачем нужны шипы, Кей?
     Дач молчал несколько секунд, полузакрыв глаза. Сказал — очень тихо, и даже голос его изменился:
     — Шипы ни зачем не нужны, цветы выпускают их просто от злости.
     — Не верю я тебе... — в тон ему отозвалась  Ванда.  —  Они  стараются
придать себе храбрости. Они думают: если у них шипы, их все боятся...
 

Сравним с первоисточником:
               А. Экзюпери. «Маленикий Принц»
 
     — Зачем нужны шипы?
     Задав какой-нибудь  вопрос,  Маленький принц никогда не отступался, пока не получал ответа. Неподатливый болт выводил меня из терпенья, и я ответил наобум:
     — Шипы ни зачем не нужны, цветы выпускают их просто от злости.
     — Вот как!
     Наступило молчание. Потом он сказал почти сердито:
     — Не  верю я тебе!  Цветы слабые.  И простодушные.  И они стараются
придать себе храбрости. Они думают — если у них шипы, их все боятся...
 

               С. Лукьяненко. «Осенние визиты»
 
Не всегда умение жены вкусно готовить идет на пользу мужу.
 

Дураки и умные  произошли  куда раньше, чем коммунисты и капиталисты.
 

Любой  текст  —  вызов  каждому умеющему читать.
 

Люди  устали  верить  в  себя,  но разучились верить в Бога. Люди верят  в  металл  и  огонь,  в  космические корабли и  галактические  империи.


— Погрузившись в дебри психоанализа и восприняв  художественные  тексты  как обычные рассказы пациентов,  мы  придем  к  печальному  выводу  о  наличии серьезнейших психологических проблем, уходящих корнями  в  детство  нашего героя.
— Класс. Эмбриональную стадию затронешь?
— Нет, живи...
 

Мир такой, каким ты его видишь.
 

Личность, не способная к созиданию, обязательно ищет оправдания деструктивному поведению.
 

               С. Лукьяненко. «Лабиринт Отражений»(Глубина 1)
 
Что может быть лучше прогулки по горам без снаряжения?
Горная прогулка с калекой на руках.
 

               М. Веллер. «Перочинный ножик Довлатова»

Вспоминая  о  Хемингуэе,  Джек  Кейли  пишет:  «При  первом  знакомстве Хемингуэй произвел на меня впечатление туповатого парня, и не раз производил такое  же  впечатление  впоследствии».


Эта  майская  песня кончилась в сентябре: меня взяли временно на место, как водится, ушедшей в декрет машинистки. Она уже родила, и теперь по  утрам тошнило  меня.
 

Привычка  грамотного  человека  к  чтению  часто  есть форма мазохизма.
Критика меня влечет. Одна из целей критики — заставить читателя усомниться в
своих умственных способностях.
 

               В. Пелевин. «Generation ”П“»

Для того, чтобы искренне верить в вечность, надо было, чтобы эту веру разделяли другие, - потому что вера, которую не разделяет никто, называется шизофренией.


Экономикой называется псевдонаука, рассматривающая иллюзорные отношения субъектов певого и второго рода в связи с галюцинаторным процессом их обогащения.
 
 
— Я хочу представить тебя своему начальству, — сказал Морковин, запирая машину.
—  Веди себя естественно. Не говори лишнего.
—  А что значит «лишнее»? С чьей точки зрения?
Морковин покосился на него:
—  Например, вот это твоё высказывание. Оно совершенно лишнее.
 
 
И спал гражданин если не как убитый, то уж наверняка как тяжелораненый
 

               Генри Лайон ОЛДИ. «ПЯТЬ МИНУТ ВЗАЙМЫ»
 
Жертв требуют все. Одни жертвы ничего не требуют.
 

               Владимир ВАСИЛЬЕВ. «СЕРДЦА И МОТОРЫ»
 

Аурел поймал себя на том, что с удовольствием  пялится  на  ее  голые ноги. Девушка перехватила его взгляд и, дотянувшись, легонько шлепнула  по затылку.
—  Все  вы,  мужики,  одинаковые, — сказала  она  со   вздохом. — Легкомысленные и бесстыжие.
Было видно, что ей приятно внимание спутника. И она этого не пытается скрыть.

 
[Ах, ты, edit твою DOS!]
 

               Владимир ВАСИЛЬЕВ. «Горячий Старт»
 
…чтобы никуда не опаздывать
достаточно никогда не спешить.


Всё необычное кажется нам то благом, то проклятием, в зависимости от обстоятельств. И никуда от этого не деться, сколько себя не обманывай.
 
 
Какой прок в свободе, если ты лишен дома? Почти никакого.
 

               С. Лукьяненко. «Геном»
 
Щекочущие нервы истории хороши,  лишь когда они  лживы.
 

               С. Лукьяненко. «Спектр»
 

По  большому  счету  Женька  был разгильдяй  и шалопай, но зато в отношениях со слабым полом  собран, серьезен  и  беспощадно  удачлив.


Нет ничего  лучше  для  испугавшегося мужчины, чем обнаружить рядом перепуганную женщину, — сразу  придает мужества.


Сев за руль, Юрий Сергеевич  мигом протрезвел.  Мартин потребовал у него секретных чекистских  таблеток от  опьянения, но Юрий Сергеевич уверил его, что дело лишь в  долгой тренировке  и  верности долгу. Подчиняясь инерции загула  (секретная русская  формула: время пьянки равно задушевности беседы,  деленному на   количество  выпитого),  они  отправились  в  «Точку».
 

               Р. Шекли. «Детективное агенство ”Альтернатива“»
 
— Вы пьяны, — сказала Ракель.
— Никто не совершенен, — возразил я.
 

               О. Дивов. «Саботажник»
 

     Если бы Причера все время не отвлекал Кронштейн со своей болтовней, капеллан еще смог бы, наверное, оценить, как плавбаза с каждым шагом все больше смахивает на библейского Левиафана.
Но теперь...
     «Тревога» даже не поражала воображения. Она ему не поддавалась.
Вообразить такую штуку было просто нереально — сначала нужно было ее
увидеть воочию и сказать «ой!».


Причер осторожно сел. Даже на второй день после воскресного загула у него слегка прихрамывало чувство равновесия. Да и некоторые другие чувства тоже. А совесть, та просто болела, как ушибленная.
Tags: Цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments